Павел Луспекаев

Па́вел Бори́сович Луспека́ев (родился 20 апреля 1927 в Луганске[1], Украинская ССР — умер 17 апреля 1970 года в Москве) — советский актёр, Заслуженный артист РСФСР (1965), Лауреат Государственной премии России (1997, «Белое солнце пустыни», посмертно).

В 1944 году Павел был зачислен в труппу Ворошиловградского областного русского драматического театра. В течение двух лет, пока там находился, сыграл несколько ролей, среди которых самыми заметными были: Алёшка («На дне» М. Горького) и Людвиг («Под каштанами Праги» К. М. Симонова).

С 1950 по 1957 годы Павел Борисович играл на сцене Тбилисского государственного русского драматического театра имени А. С. Грибоедова. Первый выход Луспекаева на сцену театра состоялся 3 ноября в роли Мартына Кандыбы в спектакле по пьесе А. Корнейчука «Калиновая роща». После этого роли последовали одна за другой. Уже тогда репертуар молодого актёра был значительный и необычайно разнообразный: Вожеватов («Бесприданница», А. Н. Островского, 1951), Борейко («Порт-Артур», А. Н. Степанова), Хлестаков («Ревизор», Н. В. Гоголя, 1952), Тригорин («Чайка», А. П. Чехова), Алексей («Оптимистическая трагедия», В. В. Вишневского, 1953), Шок («В сиреневом саду», Ц. С. Солодаря, 1955).

В 1954 году состоялся кинодебют актёра. Он сыграл Бориса в фильме «Они спустились с гор» режиссёра Н. Санишвили. А в 1955 году Луспекаев снялся в «Тайне двух океанов» режиссёра К. Пипинашвили. Однако, несмотря на то, что картина имела большой успех у зрителей, роль Карцева, колоритно исполненная Луспекаевым, так и осталась незамеченной.

С 1957 по 1959 годы по приглашению Л. В. Варпаховского[7] П. Луспекаев работал в киевском Театре русской драмы имени Леси Украинки. Там он с успехом дебютировал в пьесе А. А. Крона «Второе дыхание» в роли Бакланова. Эта роль буквально поразила театральный Киев. Актёр был настолько органичен в ней, что и зрители, и критики оказались одинаково восхищены его игрой.
Павел Луспекаев в роли Ноздрёва в спектакле БДТ «Мёртвые души» (телеверсия, 1969 год)
Павел Луспекаев в роли Ноздрёва в спектакле БДТ «Мёртвые души» (телеверсия, 1969 год)

С 1959 года по приглашению К. Ю. Лаврова[8] работал в Ленинграде в БДТ. В течение первых трёх лет пребывания Луспекаева в БДТ он испытывал небывалый творческий подъём, выпуская по две новые роли в год. Своей игрой он завоевал самые горячие симпатии ленинградцев. Самыми заметными были роли Галлена («Не склонившие головы», 1961), Бонара («Четвёртый», 1961), Нагульнова («Поднятая целина», 1964) и Егора Черкуна («Варвары», М. Горький). В 1967 году[9] Луспекаев уходит из БДТ по причине разногласия с руководством и болезни ног.

В 1962 году Луспекаев получил роль шофёра Степана в фильме Геннадия Полоки и Левана Шенгелия «Капроновые сети». Эта роль помогла Павлу Борисовичу раскрыть всю мощь своего таланта. Так как вскоре после окончания съёмок актёра положили в больницу, роль Луспекаева в «Капроновых сетях» озвучивал Леонид Галлис.

В 1966 году актёр снялся в фильме Г. И. Полоки «Республика ШКИД» в роли КостАлМеда. Первоначально предполагалось снять две серии, причём Луспекаеву отводилась одна из главных ролей. Его герой должен был пережить массу различных историй, среди которых была и тайная любовь к преподавательнице ЭлАнЛюм, трогательная дружба со шкидовцем Савушкой. Однако болезнь помешала Луспекаеву завершить роль, она осталась буквально в нескольких кадрах. Поэтому интерес, проявленный к КостАлМеду критиками и зрителями на Всесоюзном кинофестивале, проходившем в Ленинграде в 1968 году, оказался для Павла Борисовича неожиданным.

В конце 1969 года киностудия «Беларусьфильм» приступила к съёмкам художественного фильма «Вся королевская рать». На главную роль губернатора Вилли Старка был приглашён Павел Борисович. Однако всю роль Луспекаеву сыграть не довелось. Он умер, когда было отснято около 30 процентов фильма.

Главной работой Павла Борисовича за всю его творческую карьеру стала роль, предложенная ему режиссёром Владимиром Мотылём в июле 1968 года, — роль таможенника Павла Верещагина в «Белом солнце пустыни». Поначалу он отказался, но потом согласился, при условии, что у него не будет дублёров. Также Луспекаев на корню отверг идею Мотыля с костылями для своего героя. Он показал режиссёру чертёж металлических упоров, которые вделанные в сапоги, позволят ему передвигаться без палки.[4] Съёмки фильма начались в августе 1968 года. В оригинальном сценарии роль Верещагина была незначительной, однако во время съёмки, она значительно расширилась за счёт сцен, полностью построенных на импровизации. Связь между актёром и его героем, была настолько сильной, что съёмочная группа начала называть Верещагина Паша (Павел), хотя по сценарию его звали Александр.

После выхода картины на Луспекаева обрушился триумф, его узнавали на улице, о нём, о его игре и актёрском таланте писали журналы и газеты. Так, например, мартовский номер «Советского экрана» за 1970 год писал:
Левая кавычка Играет Верещагина… актёр редкой и сильной индивидуальности… Луспекаев сумел показать его трогательное простосердечие, наивность, незащищенность.

До этого Луспекаев как киноактёр был малоизвестен, а его работы в кино, за редким исключением, носили характер случайный, кратковременный и эпизодический. Режиссёры считали Луспекаева чисто театральным актёром, поэтому если и приглашали его на роль, то ограничивались либо ролями второго плана, либо эпизодами. Да и сам Павел Борисович ролям в кино предпочитал роли в театре и многие свои киноопыты не любил. С «Белого солнца пустыни» начался новый период в творческой жизни Павла Луспекаева, он всего себя безраздельно отдал кино.